ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ОПУС О ПИРОЖКАХ
/с политэкономическим уклоном/

«СЪЕШЬ МЕНЯ!» (с) Л.Кэрролл

Вначале было слово. И слово это было - пирожок... И было две пекарни. Первая пекарня была хорошая. Вторая пекарня была плохая. На первой пекарне много работали и страдали от _кризиса перепроизводства_. На второй пекарне тоже много работали и страдали от _хронического дефицита_. Первая пекарня производила пирожков много-много, и были эти пирожки крупными, румяными и вкусными. Вторая пекарня производила пирожков мало-мало, и были эти пирожки мелкими, горелыми и горькими. На первой пекарне людей уважали и считали каждого полноценной и полноправной личностью. На второй пекарне людей отчаянно не любили и считали всякого ничтожным винтиком в огромном механизме. И были первые весёлыми и добрыми. И были вторые хмурыми и злыми. И были первые пекари свободными в своём экономическом выборе и защищёнными в своём нравственном выборе. И были вторые пекари рабами. На первой пекарне все силы направляли на производство пирожков. На второй пекарне очень гордились своей духовностью и много митинговали. На первой пекарне считали национальной идеей справедливое распределение пирожков. На второй пекарне дороже всего на свете считали национальную гордость. На первой пекарне страдали от ожирения. На второй пекарне недоедали. На первой пекарне не знали, куда девать пирожки и помогали голодающим. На второй пекарне гордились своим общественным устройством, своей «высокой» нравственностью и показной набожностью. При первой пекарне кормилось ещё много народа. Были там и художники, и мыслители, и немощные. Пирожков было много, на всех хватало, да ещё и оставалось. На второй пекарне денег на разные всякие излишества, как наука и искусство, не выделяли. Не до отвлечённых материй им было, нужно было беззаветно биться за своё физическое выживание. Как-то взбунтовались шахтёры, добывавшие топливо для пекарен. На первой пекарне спросили их: - Что вы хотите? Пирожков? - так возьмите себе своё и будете вы сыты. Когда-то на первой пекарне тоже делали мало пирожков, и шахтёрам пирожков не хватало. Можно было дать шахтёрам денег, но тогда бы и стоимость пирожков увеличилась. И ничего им лишнего, в результате, не досталось бы. На второй пекарне всегда пирожков не хватало. Когда там взбунтовались шахтёры, то руководители подумали, подумали, да и отобрали пирожки у художников. А потом ещё немного подумали, да и отобрали деньги у пекарей. И не знали пекари - ну зачем им работать? На первой пекарне работники понимали, что количество и качество пирожков зависит от эффективности производства и от производительности труда. На второй пекарне давно потеряли надежду честно разбогатеть и поэтому беззастенчиво воровали у своего же ближнего. Руководители первой очень гордились своей пекарней, и было для этого много оснований. Руководители второй тоже гордились своей пекарней, хотя не было для этого ни каких оснований. Руководители первой пекарни ели пирожки своего изготовления. Руководители второй пекарни свои пирожки не ели. Продавали они задёшево свои горелые пирожки и покупали задорого пирожки вкусные. И плохих пирожков, поэтому им нужно было очень и очень много, и на такое большое их количество они никогда и не зарабатывали. И поэтому снова и снова они грабили пекарей. И не знали пекари - ну ради чего же им всё-таки работать?? И воровали там все поголовно. И правильно делали, что воровали, ибо не было у них иного способа жить. Потому как были вторые ярыми патриотами и очень дорожили то, в чём сидели. И не любили вторые космополитов, и очень дорожили своими границами, и более всего опасались они утерять своё внутреннее обширное достоинство. Боялись они признаться в своей вопиющей неполноценности. И всё равно им было, какие пирожки есть, и не всё равно им было, чьи пирожки есть. И решили вторые найти во всём виноватого, и вспомнили о тех, кто «не той» национальности, о тех, кто против них несчастных заготовил тайные заговоры, о тех, кто управляет ими из далёкого и холодного космоса. Да и, причём, плохо управляет, зловредно. И искали они, эти вторые, искали врагов, да всё никак не находили. И подумали - а не установить ли нам, по нашему разумению, свой «правильный» порядок? - не пойти ли нам и не отобрать ли пирожки у тех, у кого их и так много? И пошли они воевать. И воевали они, конечно, не за пирожки, а за грандиозные «сверхценные» идеи. И стали вторые последними. И померли они, эти вторые, в конце концов, все до единого, от лютого голода. Да так, увы, ничего в жизни и не поняли... На том стал и сказке конец, а кто дослушал - тот и молодец!



Панов Андрей Александрович, 1964 г.р., образование высшее техническое, кандидатский минимум, инженер-исследователь, независимый аналитик, автор и руководитель проекта "Классика-Модерн", учредитель и куратор Культурного Центра Чистых Искусств имени Айседоры Дункан, основатель и руководитель Клуба Hеудачников(-ниц), г. Санкт-Петербург.
191011, С-Петербург, д/в, Панову А.А. (для писем) e-mail: panow@pisem.net
http://panow.narod.ru http://spb-freud.narod.ru http://panow.pisem.net http://troul.narod.ru