КОМПЛЕКСЫ И МОДА

Подумал, что будет весьма удобно и наглядно проанализировать природу человеческих комплексов на примере индивидуального отношения к моде в одежде и вообще к своему внешнему виду. Здесь наблюдаются все ключевые признаки комплексов, и при этом, привязанности не слишком кратковременны, но и не слишком устойчивы, - достаточно удобно следить за динамикой изменения отношения к предмету.

Подобные представления формируются исключительно под воздействием внешней среды, на уровне условных рефлексов. Любопытно, что для первичной фиксации необходим некий эмоционально ярко выраженный индивид - образец для подражания. Металлическая проволка в ухе и радостный блеск в глазах «модника» фиксируются в подсознании перципиента положительной связью. Чем сильнее эмоциональное воздействие или чем больше повторений восприятия, тем глубже фиксация.

И вот, перципиент уже ходит с кольцом в ухе или даже в носу, и испытывает при этом сильнейшее радостное возбуждение. Очевидно, что эта вещь сама по себе не имеет ни какого смысла, но процесс «передачи энергии» произошёл. Собственно на этом строится вся шаманская практика «заряживания» предметов. Было бы глупо отрицать пользу и эффективность любого ритуала, как столь же глупо искать в этом мистический подтекст.

Как правило, «передача энергии» происходит в быту постоянно и непрерывно, но некоторые действа прямо ориентированны на такое воздействие. Любой показ модной одежды непосредственно воздействует на психику зрителей, навязывает те самые «контексты». Молодые, сытые, здоровые, красивые, радостные манекенщицы и манекенщики, наряжаясь, порой, по сути дела, в лохмотья, демонстрируют не столько эти вещи, а именно благополучие и шикарный образ жизни.

Сами по себе эти действия достаточно безобидны, - «чем бы дети ни тешились...», но поскольку нас интересуют, главным образом, патологические изменения личности, то на этом и сконцентрируем своё внимание. Когда все ходят в брюках «дудочкой», а у перципиента нет ничего в гардеробе, кроме брюк «клёш», и он, убитый горем, всё-таки вынужден их одевать, то игры заканчиваются и начинаются личные трагедии.

Примечательно, что индивид едва ли сможет внятно объяснить природу своего дискомфорта и переживаний. Получается классический комплекс, а люди не привыкли анализировать свои комплексы. Понятно, что иначе это было бы уже не комплексом, а чем-нибудь другим. Комплекс тем и хорош, что экономит «психическую энергию», ограничивает мучения индивидуального выбора.

В данном варианте, разрушение комплексов - это, в некотором роде, опасная утопия. Если говорить о ЯДРЕ ЛИЧНОСТИ как неком целостном и завершённом образовании, то разрушение какого-либо из элементов этого ядра будет равноценно физической травме индивида. Человек почувствует себя как бы ребёнком - маленьким, беззащитным, слабым, ущербным. Возникает конфликт с инстинктом самосохранения.

Проблема, конечно, в том, что формирование ядра личности - это долгий и мучительный процесс взросления, когда всё у человека оказывается «на своих местах». Незавершение процесса для взрослого человека может спровоцировать усиление суицидального влечения. Равно как и попытка «аннулировать» результаты личностной эпопеи. Можно предполагать, что состав сформированного ядра отнюдь не всегда соответствует цивилизованному идеалу, но относиться к этому приходится как к некоторой данности.

И возвращаясь к той же моде, нужно согласиться, что заявления о бессмысленности моды, совершенно бесполезны и даже вредны. Рациональные представления о приоритете функциональности вещей не входят на прямую в систему эмоциональных оценок. Гораздо проще создать эмоциональный ореол вокруг технологически совершенной вещи. Так оно чаще всего и происходит.

Разрушать комплексы не нужно и даже опасно. Правильней будет навязать перципиенту новые комплексы, вытеснив и заместив старые. Вывод кажется излишне пессимистичным, в смысле восприятии индивида как подопытного животного, но ведь «богатый» комплексами человек, действительно, требует к себе соответствующего отношения. «Количество» комплексов - некоторая константа, характерная для данной личности и не изменяющаяся в течение всей её жизни. Можно изменить качество комплексов, но не их количество.

Заметим, что трепетное отношение к моде - это отнюдь не всеобщее явление. И хотя, видимо, не существует людей, совершенно безразличных к моде, как и вообще не имеющих комплексов, но есть не так мало людей, кто достаточно равнодушен к этому вопросу. Человек, не нуждающийся в эмоциональной «подпитке», будет меньше подвержен и веяниям моды, и воздействию общеизвестных комплексов. Связь здесь не прямая, но достаточно очевидная.

При всём этом, необходимо снова оговориться, - безразличие к моде не означает полного безразличия к своему собственному внешнему виду, неряшливости и неопрятности, так же как раскомплексованность не означает распущенности и стремления к вседозволенности. Рамки приличия соблюдаются в любом случае, только носит это сознательный характер, гораздо более чем бессознательный.



Панов Андрей Александрович, 1964 г.р., образование высшее техническое, кандидатский минимум, инженер-исследователь, независимый аналитик, автор и руководитель проекта "Классика-Модерн", учредитель и куратор Культурного Центра Чистых Искусств имени Айседоры Дункан, основатель и руководитель Клуба Hеудачников(-ниц), г. Санкт-Петербург.
191011, С-Петербург, д/в, Панову А.А. (для писем) e-mail: panow@pisem.net
http://panow.narod.ru http://spb-freud.narod.ru http://panow.pisem.net http://troul.narod.ru